INCLUDE_DATA

*

ВАГИНОВ КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВИЧ (1899–1934), настоящая фамилия Вагенгейм, русский писатель. Родился 4 (16) апреля 1899 в Петербурге в семье жандармского офицера из обрусевших немцев. В 1917 окончил знаменитую своим демократизмом частную гимназию Гуревича. Поступил на юридический факультет Петроградского университета, откуда сразу же был призван в Красную Армию. Воевал на польском фронте и за Уралом. В 1921 вернулся в Петроград и поступил в Институт истории искусств, поскольку в университете его не восстановили из-за непролетарского происхождения.

Еще гимназистом Вагинов начал писать стихи – как он впоследствии вспоминал, под влиянием “Цветов зла” Ш.Бодлера. Большое влияние оказало на него также творчество русских символистов – как поэтов, так и художников объединения ”Мир искусства”. В 1921–1922 Вагинов, по его собственному признанию, «состоял почти во всех поэтических объединениях Петрограда», посещал занятия литературной студии при Доме искусств, которые вел Н.Гумилев, и был принят в гумилевский «Цех поэтов». По воспоминаниям поэтессы И.Наппельбаум, стихи Вагинова, который был «самый маленький, самый худенький, с самым слабым голосом, самый «не такой», но сразу выразителен и значим», производили огромное впечатление: «Когда вставал и начинал читать – появлялся новый мир, ни с кем и ни с чем не сравнимый и волнующий… все слушали и давали уводить себя в этот призрачный, пригрезившийся поэту мир. Наш Мэтр, с ясным как небосклон мировоззрением, с зеркальной эстетикой, он замирал и, не противясь, входил в призрачный сад поэзии Константина Вагинова».

В 1921 Вагинов вместе с поэтами Н.Тихоновым и С.Колбасьевым вступил в литературную группу «Островитяне», творчески связанную с «Серапионовыми братьями». «Островитяне» не выступали с однозначными литературными манифестами, стремились к объединению различных творческих индивидуальностей. В групповом сборнике, вышедшем в 1921 тиражом 20 экземпляров, состоялась первая публикация стихов Вагинова. Вагинов входил также в группу «Кольцо поэтов им. К.Фофанова», выпустившую его первую самостоятельную поэтическую книгу ”Путешествие в Хаос” (1921). Кроме того, был участником группы эмоционалистов во главе с М.Кузминым, посещал объединение молодых поэтов «Звучащая раковина», бывал на собраниях пролетарских поэтов.

В 1922 Вагинов подготовил к печати поэтическую книгу ”Петербургские ночи” и прозаическую – “Монастырь Господа нашего Аполлона”, но отдельные издания не были осуществлены по материальным причинам. Печатал свои стихи в различных поэтических альманахах, а в 1926 выпустил небольшой стихотворный сборник без названия.

Одним из главных образов его поэтического творчества был образ Петербурга. Вагинов сравнивал Петроград времен военного коммунизма с любимым им Древним Римом времени упадка. Это сравнение отразилось и в романе Козлиная песнь (1928). Герой романа, Неизвестный поэт, образ которого во многом автобиографичен, видит превращение Петрограда в Рим так ясно, как если бы это происходило в действительности, и пытается понять смысл этого видения: «…Нева превратилась в Тибр, по садам Нерона, по Эсквилинскому кладбищу мы блуждали, окруженные мутными глазами Приапа. Я видел новых христиан, кто будут они? Я видел дьяконов, раздатчиков хлебов, я видел неясные толпы, разбивающие кумиры. Как ты думаешь, что это значит, что это значит?»

Лирика Вагинова вызвала интерес и одобрение Г.Адамовича, В.Брюсова, В.Ходасевича. Все они отмечали необычность его эпитетов и метафор, тонкое введение в современные стихи античных образов и пантеистическое мировоззрение. Причудливая ассоциативность его стихов давала критикам основание сравнивать их с поэзией О.Мандельштама. Сам Вагинов называл себя «поэтом трагической забавы».

В 1922 Вагинов написал в частном письме: «Я проходил через все поэтические кружки и организации, теперь… я хочу работать один». В это время главной темой его творчества становится тема художника и общества. В повести ”Монастырь Господа нашего Аполлона” он писал о том, что время, отмеченное многими открытиями в точных науках, «навело многих талантливых, но несчастных художников на мысль, что оные открытия есть вещь замечательная и вечная», из-за чего, «повинуясь слабому сему суждению, отроки и старцы не токмо философию, но и сердце человеческое забыли».

Вагинов предвидел гибель как культуры, так и ее творцов. Его страсть к коллекционированию книг и предметов старины была попыткой сохранить материальные проявления искусства, которыми он, по его словам, «был вскормлен от колыбели». Вагинов самостоятельно изучил старофранцузский и итальянский языки, чтобы читать собранные книги, брал уроки греческого, чтобы переводить греческую прозу, занимался испанским, хорошо знал старинные танцы вроде менуэта и экосеза. Необычным собирательством занимаются герои всех его романов. Так, Костя Ротиков (”Козлиная песнь”) коллекционирует безвкусицу и надписи на стенах; писатель Свистонов (”Труды и дни Свистонова”, 1929) – книги, смешные газетные вырезки и людей, становящихся персонажами его произведений; инженер Торопуло и физик Пуншевич (”Бамбочада”, 1931) организуют общество собирания мелочей уходящего быта; старый юноша Локонов (”Гарпагониана”, 1933, опубл. 1983 в США) собирает сновидения.

Личное знакомство с М.М.Бахтиным, произошедшее в 1924, ввело Вагинова в круг музыкантов И.Соллертинского и М.Юдиной, литературоведа Л.Пумпянского и других. Некоторые из этих людей, в том числе и сам Бахтин, выведенный в образе Философа, стали прототипами героев романа Козлиная песнь. В этом произведении узнаются также фигуры ленинградских поэтов П.Лукницкого, Вс.Рождественского, С.Нельдихена. Герои ”Козлиной песни” живут в городе «кончившейся мечты» и пытаются остаться островком Ренессанса в неведомом им мире людей, существующих по законам нового времени. Но Неизвестному поэту, Косте Ротикову, Мише Котикову, Марье Петровне, Наташе Голубец и другим персонажам не удается скрыться в своей петергофской башне-даче: жизнь ломает каждого из них, заставляет приспособиться к новым законам.

В 1927 Вагинов примкнул к группе ОБЭРИУ, в которую входили Д.Хармс, Н.Заболоцкий, А.Олейников и другие. В манифесте обэриутов (1928) была особо отмечена фантасмагоричность вагиновского мира. Именно таков мир его романа “Труды и дни Свистонова”, в котором знакомые писателя Свистонова – Психачев, Иван Иванович Куку и другие – превращаются в персонажей его произведений. В этом романе, как и в других прозаических произведениях Вагинова, отразились реальные события культурной жизни Ленинграда – например, знаменитый вечер обэриутов в Доме печати «Три левых часа».

Проза Вагинова – «многослойное» явление. В ней оригинально преломляются разнообразные литературные традиции: от позднего античного романа и новелл Возрождения до петербургских повестей Гоголя и Достоевского. Вагинов писал ритмизованной прозой, вводил в тексты подлинные документы эпохи – например, газетные объявления.

Общий тон романов Вагинова менялся с течением времени. Так, герои “Бамбочады”, забавные коллекционеры Торопуло и Пуншевич, перешли в последний роман Вагинова “Гарпагониана”. Однако мир ”Гарпагонианы” резко отличается от мира предыдущего романа: он трагичен и безысходен, в нем процветают интриги, ненависть и подозрительность. В творчестве отразилось подавленное состояние Вагинова, охватившее его в 1930-е годы.

Вскоре после смерти писателя была арестована его мать; выяснилось, что имелся ордер и на арест самого Вагинова. При обыске были изъяты и исчезли черновики романа о 1905 годе, над которым Вагинов работал незадолго до смерти.

При советской власти произведения Вагинова после смерти писателя не переиздавались. Первые публикации появились только в период перестройки в 1989.

Умер Вагинов в Ленинграде 26 апреля 1934.

Взято с www.krugosvet.ru



Trackback URI | Comments RSS

Leave a Reply


*
To prove you're a person (not a spam script), type the answer to the math equation shown in the picture. Click on the picture to hear an audio file of the equation.
Click to hear an audio file of the anti-spam equation

зарядное устройство для аккумулятора скутера мотоцикла